• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:06 

на фоне европейских декораций я принимал советский циклодол
«Я не желаю вам ничего, кроме счастья. Однако будет масса темных и, что еще хуже, унылых часов, рожденных настолько же внешним миром, насколько и вашими собственными умами. Вы должны будете каким-то образом против этого укрепиться; в чем я и попытался вам помочь здесь моими малыми силами, хотя этого очевидно недостаточно.
Ибо то, что предстоит вам, - замечательное, но утомительное странствие; вы сегодня садитесь, так сказать, на поезд, идущий без расписания. Никто не может сказать, что вас ожидает, менее всего те, кто остается позади. Однако, единственное, в чем они могут вас заверить, что это путешествие в один конец. Поэтому попытайтесь извлечь некоторое утешение из мысли, что как бы ни была неприятна та или иная станция, стоянка там не вечна. Поэтому вы никогда не застревайте - даже когда вам кажется, что вы застряли; это место сегодня становится вашим прошлым. Отныне оно будет для вас уменьшаться, ибо этот поезд в постоянном движении. Оно будет для вас уменьшаться, даже когда вам покажется, что вы застряли... Поэтому посмотрите на него в последний раз, пока оно еще имеет свои нормальные размеры, пока это еще не фотография. Посмотрите на него со всей нежностью, на которую вы способны, ибо вы смотрите на свое прошлое. Взгляните, так сказать, в лицо лучшему. Ибо я сомневаюсь, что вам когда-либо будет лучше, чем здесь.»
И. Бродский, «Похвала Скуке»

14:09 

Фрагмент из программы Марины Тимашевой "Российский час" на радио Свобода

N.N.
Кто мне сказал "не получится"? Если мне хочется - cбудется
Роль ссылки в жизни Бродского




В городе Коноше и деревне Норинское, где Иосиф Бродский в 1964-65 годах отбывал ссылку, прошла конференция, посвященная этому периоду и его роли в жизни поэта.

Из воспоминаний друга Бродского Якова Гордина: “Деревня находится километрах в тридцати от железной дороги, окружена болотистыми северными лесами. Иосиф делал там самую разную физическую работу. Когда мы с писателем Игорем Ефимовым приехали к нему в октябре 1964 года, он был приставлен к зернохранилищу - лопатить зерно, чтобы не грелось. Относились к нему в деревне хорошо, совершенно не подозревая, что этот вежливый и спокойный тунеядец возьмет их деревню с собой в историю мировой литературы”.

Как именно сбывается это пророчество, смогла воочию увидеть филолог Татьяна Никольская, когда-то лично знавшая Бродского, а теперь вот побывавшая на конференции, посвященной его ссылке.

- Приехали люди из разных концов России, из Швеции был друг Бродского Бенгт Янгфельдт. Местные жители считают, что благодаря Бродскому Коноша на карте мира стоит наряду с таким городами, как Петербург, Нью-Йорк и Венеция. Несколько лет назад местной библиотеке города Коноши было присвоено имя Бродского. Каждый год в день рождения Бродского они проводят в библиотеке какой-нибудь вечер или, чего Бродский, честно говоря, не любил, поют песни на его стихи. Они разработали очень интересные экскурсии и провели их для нас, участников конференции. И даже показали отделение милиции, в котором Бродский сидел за нарушение паспортного режима, даже лужу показали, которая была тогда и сейчас осталась. Есть в Коноше и краеведческий музей, где часть экспозиции посвящена Бродскому. Там хранится даже красный шерстяной шарф, который Ахматова прислала в ссылку Бродскому.

читать дальше

23:56 

до утра остается дважды по полчаса
Помните "Натюрморт"?
последнее время меня сводит с ума это стихотворение. Я брожу по улицам и губы сами по себе шепчут
"Это абсурд,вранье
Череп,скелет, коса
Смерть придет, у нее
Будут твои глаза"...

К чему все это я говорю? Просто интересно стало, нет ли в обозримом будущем мероприятий типа совместного чтения и слушания стихов? Это вообще практикуется?

23:16 

атмосферное

полярные псы

12:13 

Дар Бродского

Если я буду говорить долго, то, может быть, и договорюсь до чего-нибудь разумного. Р. Брэдбери.
Сообщество Бродскаго в ЖЖ: community.livejournal.com/brodsky/
много интересного!

@темы: его творчество

10:04 

Tsurune
«А судьи кто?»

19:41 

Соломон Волков - "Диалоги с Бродским"

I caught a glimpse of a god, all shining and bright
Всем привет :-)
Случайно наткнулась на сообщество в очередном приступе нежной любви к Бродскому, случившемся после поездки в Италию (в Венеции, Флоренции, Риме часто ловила себя на том, что думаю его стихами). Вернувшись в Москву, почувствовала острую необходимость "что-нибудь про Бродского почитать". Вообще, прочитав все-все-все стихи и эссе (по крайней мере, те, что были изданы :-) ), я как-то ходила мимо всяческих биографически-мемуарных книжек, ибо они обыкновенно... ну, сами понимаете :-) Но в очередной раз зайдя в книжный, "не удержалась и купила" (с) "Диалоги". Может, Америк для членов сообщества не открою, но вдруг! Сказать, что я была приятно удивлена - ничего не сказать. Читала запоем, перечитывая и выписывая мысли и "что почитать". Литература-история-политика-музыка-театр-кухня и все-все-все, что только возможно, живо, интересно, читается не как сухо-мемуарное произведение (ЖЗЛ...), а как книга с ярким сюжетом (такой интервью-детектив %) )! В общем, всем нечитавшим очень, очень рекомендую.

Плюс - приятная новость, косвенно относящаяся к теме сообщества - издали небольшой сборник Одена, называется "Лабиринт", переводчик В. Шестаков, стихи на двух языках рядом. Очень приятное издание, правда :-)

14:19 

Поэт о поэте. Не совсем в тему, но.

я убил зверя под баобабом
...При этом хотелось бы отметить, что Цветаева -- поэт
чрезвычайно искренний, вообще, возможно, самый искренний в истории русской поэзии. Она ни из чего не делает тайны, и менее всего -- из своих эстетических и философских кредо, рассыпанных в ее стихах
и прозе с частотой личного местоимения первого лица единственного числа.
Поэтому читатель оказывается более или менее подготовленным к манере цветаевской речи в "Новогоднем" -- так называемому лирическому монологу. К чему он, однако, никак не подготовлен, сколько раз он "Новогоднее" ни перечитывай, это к интенсивности этого монолога, к чисто лингвистической энергии этой исповеди. И дело совсем не в том, что "Новогоднее" --стихотворение, т. е. форма
повествования, требующая, по определению, при максимальной сфокусированности, максимальной конденсации речи. Дело в том,
что Цветаева исповедуется не перед священником, но перед поэтом. А по ее табели о рангах поэт примерно настолько же выше священника, насколько человек -- по стандартной теологии -- выше ангелов, ибо последние не созданы по образу и подобию Божьему.
Как это ни парадоксально и ни кощунственно, но в мертвом Рильке
Цветаева обрела то, к чему всякий поэт стремится: абсолютного слушателя.
Распространенное убеждение, что поэт всегда пишет для кого-то, справедливо только наполовину и чревато многими недоразумениями. Лучше других на вопрос "Для кого вы пишете?" ответил Игорь Стравинский: "Для себя и для гипотетического alter ego". Сознательно или бессознательно всякий поэт на
протяжении своей карьеры занимается поисками идеального читателя, этого alter ego, ибо поэт стремится не к признанию, но к пониманию. Еще Баратынский утешал в письме Пушкина, говоря, что не следует особо изумляться, "ежели гусары нас более не читают". Цветаева идет еще дальше и в стихотворении "Тоска по родине" заявляет:

Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично -- на каком
Непонимаемой быть встречным.


Иосиф Александрович Бродский. Об одном стихотворении

22:08 

с любовью и всяческой мерзостью
Александр-хаус
Текст: Петр Фаворов
Фотографии: Иван Пустовалов

Четыре года назад в Музее архитектуры появился новый экспонат — архитектурное бюро «Александр Бродский». В честь годовщины в музее проходит выставка Бродского. «Афиша» провела три дня за разговорами с самым необычным архитектором страны.


читать дальше

19:31 

N.N.
Кто мне сказал "не получится"? Если мне хочется - cбудется


19:28 

Дмитрий Евтушенко

N.N.
Кто мне сказал "не получится"? Если мне хочется - cбудется


07:15 

Tsurune
«А судьи кто?»
«Мое высказывание на тему добра и зла - всего лишь реплика. Ее спровоцировала поэт и филолог Ольга Седакова своей статьей "Нет худа без добра". Прежде всего замечу, что в этой статье допущена обидная ошибка. Иосиф Бродский, говоря об амбивалентности как одной из главных характеристик русского народа (мол, где худо, там и добро, а где добро, там и худо), ни в коем случае не утверждает, что это хорошо и что Западу следует поучиться у России. Он иронизирует: "Можно даже подумать, что эта амбивалентность и есть мудрость, что жизнь сама по себе не добра и не зла, а произвольна... Именно эта амбивалентность, я полагаю, и есть та "благая весть", которую Восток, не имея ничего лучшего, готов навязать остальному миру". К сожалению, у Ольги Седаковой урезанная цитата из эссе поэта "Меньше единицы" приобретает обратный смысл.

Это тем более несправедливо, что сам Бродский никак не был "амбивалентным": он один из немногих, кто явил в советское время пример абсолютной бескомпромиссности и личного героизма. За это "империя зла" его судила, отправила в ссылку, а затем в изгнание...»

— Владимир Гандельсман. «Худо без добра» читать дальше

10:32 

с любовью и всяческой мерзостью
Вот это произведение здесь не выкладывали, а между тем оно великолепно и цепляет так, что потом долго приходишь в себя.

Зофья (1962)

09:37 

Внушает уважение к человеческой участи

Андрей Резе
Читатели избавят меня от излишней обязанности описывать развязку. И.П.Белкин
"... Бродский храбр настолько, что верит в существование Вселенной без него... Собственно говоря, он только и делает, что испытывает данность чьим-нибудь отсутствием - чаще всего своим, - выказывая необыкновенное присутствие духа.

Только пепел знает, что значит сгореть дотла.
Но я тоже скажу, близоруко взглянув вперед:
не все уносимо ветром, не все метла,
широко забирая по двору, подберет...

Бродский - самый привлекательный герой нашего времени и пространства. Метафизика его каламбуров посрамляет смерть и энтропию и внушает читателю нечто вроде уважения к человеческой участи..."

Самуил Луьре "Вроде тоста"

17:24 

Диалог.

Если я буду говорить долго, то, может быть, и договорюсь до чего-нибудь разумного. Р. Брэдбери.
Там он лежит на склоне.
Ветер повсюду снует.
В каждой дубовой кроне
Сотня ворон поет.
-Где он лежит не слышу.
Листва шуршит на ветру.
Что ты сказал про крышу,
Слов я не разберу.
-В кронах,сказал я, в кронах
Темные птицы кричат.
Слетают с небесных тронов
Сотни его внучат.
-Но разве он был вороной?
Ветер смеется во тьму.
-Что ты сказал о коронах?
Слов я твоих не пойму.
-Прятал свои усилья
Он в темноте ночной.
Все ,что сделал - крылья
Птице черной одной.
-Ветер мешает мне, ветер,
Уйми его, Боже, уйми.
Что же он делал на свете,
Если он был с людьми.
-Листьев задумчивых лепет,
А он лежит не дыша.
Видишь облако в небе,
Это его душа.
-Теперь я тебя понимаю:
Ушел, улетел он в ночь.
Теперь он лежит, обнимая
Корни дубовых рощ
-Крышу я делаю, крышу,
Из густой дубовой листвы.
Лежит он озера тише,
Ниже всякой травы.
Его я венчаю мглою,
Корона ему под стать.
-Как ему там под землею?
-Так, что теперь не встать.
Там он лежит с короной,
Там я его забыл.
-Неужто он был вороной?
-Птицей, птицей он был.

19:14 

-broad.sky- посвящение Бродскому

зорко одно лишь сердце.
в качестве предисловия хотела сказать, что очень трудно написать посвящение великому поэту так, чтобы передать и одновременно не предать свои чувства по отношению к нему. долго балансировала и не решалась писать, а главное посвящать. но в итоге все пришло само собой.

стих

00:17 

Памятник Бродскому в Москве

N.N.
Кто мне сказал "не получится"? Если мне хочется - cбудется
В Москве установят памятник Бродскому



Сегодня стало известно о том, что в самом центре Москвы в этом году поставят памятник великому российскому поэту, нобелевскому лауреату Иосифу Бродскому. Об этом сообщило агентство "Интерфакс" со ссылкой на столичную администрацию.


Монумент из бронзы работы заслуженного художника России, скульптора Георгия Франгуляна (автора, в частности, памятников первому президенту России Борису Ельцину и поэту Булату Окуджаве на Арбате) будет установлен на Новинском бульваре, в сквере между домами 22 и 28, напротив посольства США. В этом есть определенная символика: именно в США Бродский вынужденно эмигрировал в 1972 году, там вышли все его самые значительные книги, там он стал поэтом-лауреатом, оттуда уезжал в Стокгольм за Нобелевской премией, там и умер от инфаркта - несмотря на собственное стихотворное предсказание «На Васильевский остров я приду умирать». Впрочем, похоронен поэт в Венеции.
Памятник будет установлен за счет средств фонда Георгия Франгуляна «Ладья Данте».

gzt.ru

13:55 

ОЧень понравилось ещё

Кош.
Лови момент!
Напишу только последние несколько четверостиший... стихотворение называется "натюрморт"
...
Это абсурд, вранье:
череп, скелет, коса.
"Смерть придет, у нее
будут твои глаза".

Мать говорит Христу:
-- Ты мой сын или мой
Бог? Ты прибит к кресту.
Как я приду домой?

Как ступлю на порог,
не поняв, не решив:
ты мой сын или Бог?
То есть мертв или жив?

Он говорит в ответ:
-- Мертвый или живой,
разницы, жено, нет.
Сын или Бог,... я твой.

20:41 

пора взрослеть(?)
в принципе, да
В этой маленькой комнате всё по-старому:
аквариум с рыбкою - все убранство.
И рыбка плавает, глядя в сторону,
чтоб увеличить себе пространство.

С тех пор как ты навсегда уехала,
прохладно, и чай не сладок.
Сделавшись мраморным, место около
в сумерках сходит с уиа от складок.

Если прикрыть занавеской улицу,
нехотя вспыхнет пучок мимозы.
Две половинки карманной луковицы
после восьми могут вызвать слезы.

Часто чудится Греция. Некая роща; некая
охотница в тунике. Впрочем, чаще -
нагая преследует четвероногое
красное дерево в спальной чаще.

Клинышек пегой бородки прадеда
в рамке рыжеет тебе в отместку.
Но если случается вспомнить правило,
то с опозданием и не к месту.

В качку, увы, не устоять на палубе.
Бурю, увы, не срисовать с натуры.
В городах только дрозды и голуби
верят в идею архитектуры.

Несомненно, все это скоро кончится -
быстро и, видимо, некрасиво.
Мозг - точно айсберг с потекшим контуром,
сильно увлекшийся Куросиво.
(1987)

03:46 

Полонез.

Амариэль
Кодокуно Кисин.
I

Осень в твоем полушарьи кричит "курлы".

С обнищавшей державы сползает границ подпруга.

И, хотя окно не закрыто, уже углы

привыкают к сорочке, как к центру круга.

А как лампу зажжешь, хоть строчи донос

на себя в никуда, и перо - улика.

Плюс могилы нет, чтоб исправить нос

в пианино ушедшего Фредерика.

В полнолунье жнивье из чужой казны

серебром одаривает мочажина.

Повернешься на бок к стене, и сны

двинут оттуда, как та дружина,

через двор на зады, прорывать кольцо

конопли. Но кольчуге не спрятать рубищ.

И затем что все на одно лицо,

согрешивши с одним, тридцать трех полюбишь.

II

Черепица фольварков да желтый цвет

штукатурки подворья, карнизы - бровью.

Балагола одним колесом в кювет,

либо - мерин копытом в луну коровью.

И мелькают стога, завалившись в Буг,

вспять плетется ольшаник с водой в корзинах;

и в распаханных тучах свинцовый плуг

не сулит добра площадям озимых.

Твой холщовый подол, шерстяной чулок,

как ничей ребенок, когтит репейник.

На суровую нитку пространство впрок

зашивает дождем - и прощай Коперник.

Лишь хрусталик тускнеет, да млечный цвет

тела с россыпью родинок застит платье.

Для самой себя уже силуэт,

ты упасть не способна ни в чьи объятья.

III

Понимаю, что можно любить сильней,

безупречней. Что можно, как сын Кибелы,

оценить темноту и, смешавшись с ней,

выпасть незримо в твои пределы.

Можно, по`ру за по`рой, твои черты

воссоздать из молекул пером сугубым.

Либо, в зеркало вперясь, сказать, что ты

это - я; потому что кого ж мы любим,

как не себя? Но запишем судьбе очко:

в нашем будущем, как бы брегет не медлил,

уже взорвалась та бомба, что

оставляет нетронутой только мебель.

Безразлично, кто от кого в бегах:

ни пространство, ни время для нас не сводня,

и к тому, как мы будем всегда, в веках,

лучше привыкнуть уже сегодня.


1981

БРОДСКИЙ Наклонись, я шепну тебе на ухо что-то...

главная